БиблияГоненияКореяЛичностьСвидетельство

По лезвию. Быть христианином в Северной Корее

«Как и многие христианские семьи в 1950-х годах, наша семья была сослана в отдалённую деревню, — рассказала Ким Санг-Хва* международной благотворительной правозащитной христианской организации «Открытые двери» («Open Doors USA»). — Там мы продолжали скрывать свою веру от внешнего мира».

Их дом был очень маленьким, все они спали в одной комнате. Когда ей было шесть лет она однажды проснулась раньше обычного. «Когда я открыла глаза, то увидела, что отец с матерью сидят под одеялом, оттуда слышался шум радио. Позже я узнала, что они слушают христианскую радиостанцию», — рассказала Ким Санг-Хва.

Несколько лет спустя она сделала ещё более поразительное открытие. «Когда мне было 12 лет, я случайно нашла Библию, которую родители спрятали в чулане. Я не знаю, почему, но я вытащила книгу и начала читать».

Из-за идеологической обработки в школе она поняла, что её открытие было опасным, Санг-Хва была обязана рассказать своим учителям о незаконной книге.

«Я боялась трогать Библию, в то же время я не могла просто оставить её там. Я закрыла глаза, взяла книгу и положила обратно. Я пыталась взвесить все «за» и «против». Должна ли я рассказать всё учителю? Или мне лучше пойти к местному сотруднику службы безопасности? В течение пятнадцати дней я не могла думать ни о чём другом. Я знала, что мой долг — сообщить об этой незаконной книге. Но это была моя семья. Меня также волновали вопросы: «Кто» или «что» этот Бог?»

Наконец, она набралась мужества и всё рассказала своему отцу. «Он был очень удивлён и сел рядом со мной, — рассказывает Санг-Хва. — Он спросил: «Ты видишь эти старые деревья?» Я кивнула. «Кто их создал?» Я сказала, что не знаю. Тогда отец рассказал мне историю творения, как Бог создал Адама и Еву.

Мать научила меня запоминать стихи из Библии, с ней я выучила апостольский символ веры, она также объяснила мне полное Евангелие. Дедушка научил меня молиться, он сказал: «Это просто разговор с Богом. Ни больше, ни меньше». Он много говорил о втором пришествии Иисуса. Он очень хотел этого. Для меня все эти истории и идеи были очень интересными. Я также читала Библию самостоятельно. Но я понимала, что это опасно. Отец всегда напоминал мне, что я не должна никому рассказывать о нашей вере. Он шёпотом, еле слышно молился: «Отец, помоги северокорейскому народу начать искать Твоё Царство».

Мы встречались с христианами в секретном месте, это была подпольная церковь. Многие дети верующих тоже приходили в это место и изучали Библию. Мы молились вместе».

«Среди людей, посещающих секретные собрания, были неверующие и даже шпионы, — продолжает Санг-Хва. — Однажды произошёл такой случай. Один человек, посещавший наши встречи, был при смерти. Отец навестил его на смертном одре. Человек признался в своих двуличных намерениях и сказал: «Я знаю всё о вас, вашей семье и вашей вере. Я был шпионом, мне было приказано следить за вами», — сказал он испуганному отцу.

Удивительно, но правительский шпион никогда их не выдавал. Когда он увидел, как верующие молились и пели, его сердце смягчилось и стало расположено к ним.
«Ты хороший человек, — продолжал он. — Я никогда никому не говорил, что ты христианин. Скажи мне, как я тоже могу стать христианином».

Одной ногой он был на краю вечности без Иисуса Христа, но произошло нечто удивительное. В последние минуты своей жизни этот человек покаялся и вошёл в Царство Божье. Мой отец смог привести его туда».

После того как Санг-Хва вышла замуж, они с мужем всё больше были недовольны жизнью в Северной Корее. «Из трёх человек, по крайней мере, один был шпионом. Нам всегда нужно было делать то, что говорили. Мой отец был довольно откровенен о том, насколько плоха наша страна».

Из-за успеха отца на работе и помощи родственников из Китая их семья жила намного лучше, чем соседи; за это их очернили «последователями капитализма».

Боясь за свою безопасность, Санг-Хва с мужем, двухлетним сыном и родителями бежали из страны.

Тёмной ночью в начале 2000-х годов семья пересекла пограничную реку и бежала в Китай. Жизнь в качестве беженцев была очень трудной. «Первый год в Китае, вероятно, был самым сложным, но были и хорошие новости. Китайские христиане заботились о нас, и мой муж также отдал свою жизнь Иисусу», — рассказала она.

Санг-Хва пользуется своей новообретённой свободой, но её сердце обращено к людям, страдающим в Северной Корее. «Я бы очень хотела вернуться на родину, чтобы поделиться Евангелием с людьми и пообщаться с местными верующими. Я была бы готова умереть за Евангелие. Я думаю, что если бы у меня не было семьи здесь, в Южной Корее, где мы сейчас живём, я бы уже вернулась и помогла нуждающимся. Отец всегда говорил мне сначала искать Царство Божие. Он всегда будет молиться такой молитвой за свою страну и всех верующих. Это то, о чём я молюсь утром, когда встаю на колени возле карты Северной Кореи, расстеленной на полу дома, и взываю о своих братьях и сёстрах», — говорит Санг-Хва.

Иногда она чувствует себя разочарованной, потому что в Северной Корее ничего не меняется. Однажды она спросила Бога: «Почему Ты хочешь, чтобы я продолжала молиться за Северную Корею?» Бог ответил ей: «Ты знаешь Северную Корею лучше, чем кто-либо другой. Ты знаешь людей и их страдания. Если ты не будешь молиться, тогда кто будет? Положись на меня. Верь в Меня».

* Имя изменено в целях безопасности.  По материалам ТБН

Вам также будет интересно: Что вы не знали о великом Пхеньянском пробуждении

Поделиться:

Статьи по теме

Back to top button