Закон

В РПЦ выступили категорически против законопроекта о домашнем насилии

Патриаршая комиссия по вопросам семьи во главе с протоиереем Дмитрием Смирновым резко раскритиковала законопроект «О профилактике домашнего насилия». По мнению комиссии, законопроект противоречит Конституции и способен разрушить институт семьи в России.

Патриарх Кирилл выступил с заявлением о том, что русская православная церковь категорически против насилия в семье, но не приемлет принятия закона, который позволит практически безгранично вмешиваться в дела семьи извне.
В ответ на критику законопроекта «О домашнем насилии» один из его основных авторов депутат Оксана Пушкина потребовала, чтобы Патриаршая комиссия представила конкретные предложения, как бороться с семейным насилием без принятия соответствующего закона.
«Мнение РПЦ должно быть обосновано, а не голословно, как и мнение любого гражданина или общественного объединения, желающего повлиять на судьбу нашего закона», — подчеркнула Пушкина.

В своём заявлении Патриаршая комиссия по делам семьи отметила, что законопроект содержит целый ряд правовых дефектов, что делает его принятие недопустимым.
«Эта новая система правовых норм предполагает существенное поражение граждан в правах (в том числе семейных), сравнимое с ограничениями, налагаемыми на преступников и людей, совершающих административные правонарушения, и даже их превосходящее», — говорится в заявлении.
Так, по мнению церкви, в силу неопределённости норм законопроекта под определение «семейно-бытовое насилие» может попасть практически любое действие, и каждый сможет воспользоваться этой системой против своих близких. Кроме того, законопроект создаёт новые возможности для произвольного отстранения родителей от воспитания детей, разлучения детей и родителей.

Причина резкой реакции РПЦ (а также целого ряда общественных деятелей) в размытости формулировок законопроекта, дающих практически неограниченные возможности «заинтересованным лицам».
К примеру, в рамках законопроекта термин «семейно-бытовое насилие» определён как «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления…»

Означает ли это, что ситуации, когда муж бьёт жену или угрожает её жизни, не являются семейно-бытовым насилием, поскольку такие действия содержат «признаки административного правонарушения или уголовного преступления…»? А это, в свою очередь, противоречит определению «семейно-бытового насилия».

«Имущественный вред» и «психические страдания» никак не конкретизируются. Означает ли это, что муж-алкоголик будет вправе написать заявление на супругу, отнявшую у него деньги на очередную бутылку?
Означает ли это, что ребёнок будет вправе написать заявление на родителей, если те не дают ему денег на карманные расходы, не позволяют играть в компьютерные игры сутками и заставляют ходить в школу? Почему нет? Каждую из этих ситуаций можно квалифицировать как психическое страдание, причиняемое ребёнку».

В своей полемике с законотворцами глава Патриаршей комиссии по вопросам семьи Димитрий Смирнов отметил следующее:
«Этот законопроект нужно просто разорвать на мелкие кусочки и сжечь. Пока я являюсь главой Патриаршей комиссии, пока я жив, то буду бороться до последней капли крови, чтобы подобный документ не был принят.
Меня вообще очень настораживает активная попытка Оксаны Пушкиной протолкнуть данный законопроект: похоже, за этим стоят какие-то особые причины, кто-то в этом очень заинтересован. Данный законопроект противоречит Конституции, он просто юридически безграмотный, кроме того, это калька с западного законодательства, которая просто опасна для российских семей.
Что касается домашнего насилия, то его можно победить очень простым способом: очень сильно попросить нашего Верховного Главнокомандующего позвонить министру МВД Колокольцеву и посоветовать ему освободить участковых от ненужной бумажной работы, чтобы они занимались своими прямыми обязанностями, как раньше.

Просто сравните, как работала милиция раньше и как сейчас. Мне постоянно жалуются прихожане, что обращаться в полицию бесполезно, всё равно толку не будет. Когда я в детстве жил в бараке, то если кто-то буянил, милиция сразу же приходила и забирала его. По возвращении этот буян уже вёл себя смирно, понимая, что можно, а что нельзя».

Последняя версия законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия появилась на сайте Совета Федерации 29 ноября. В данный момент документ проходит общественное обсуждение, которое продлится 2 недели. На протяжении последних лет подобные законопроекты вносились в Госдуму около 40 раз, но ни одному из них не удавалось дойти даже до 2-го чтения.

По материалам MK.RU и REGNUM

Поделиться:

Статьи по теме

Back to top button